Юрг Ульрих

 

1912 и 2009: сходства и различия между современной ситуацией и положением перед Первой мировой войной

 

 

Сегодня ни одно европейское или американское государство не называет себя «социалистическим» (за исключением, возможно, Кубы). Это существенно отличает наше время от ситуации в период между двумя мировыми войнами и в годы холодной войны, когда СССР именовал себя «социалистическим». Кто особенно ощутил разницу, так это социалисты. Пока существовал СССР, в левом лагере не утихали ожесточенные споры о том, какие шаги советского руководства нужно приветствовать как «прогрессивные», а какие нужно отвергнуть как «реакционные» - и вот теперь СССР не стало.     

Отсутствие в мире социалистического (или псевдосоциалистического) государства – это как раз то, что сближает нашу ситуацию с той, что сложилась накануне 1914-го года. В те далекие времена большинство социалистических партий соглашалось, что все европейские и американские страны капиталистические и в них правит буржуазия. Обычно они соглашались и с тем, что «великие державы» мира являются империалистическими державами. Сами эти державы даже гордились этим и называли себя «империями». Каждая из них ощущала себя носительницей самой передовой культуры и считала своим долгом распространить эту культуру на другие страны. Только социалисты и анархисты в то время заостряли внимание на происхождении этих империй – на  эксплуатации трудящихся собственниками средств производства – главным образом, капиталистами (буржуазией) и в некоторых случаях феодальными владетелями больших территорий.

Учитывая, что сегодня социалистических государств не существует, зададимся вопросом: насколько наша сегодняшняя ситуация похожа на ту, что была в начале ХХ века? Если сходство реально, то, следовательно, мы снова стоим перед угрозой мировой войны. А третья мировая война, случись она, будет, вероятно, вестись с применением ядерного оружия и других средств массового уничтожения, которые научный прогресс «подарил» человечеству.    

Небольшим утешением служит тот факт, что в начале ХХ века еще не существовало организации типа Объединенных Наций, которая могла бы вмешаться в случае явной угрозы войны. Но как показала Вторая мировая война, наличие такой организации вовсе не гарантирует, что война будет предотвращена. Как известно, нацисты просто проигнорировали существовавшую в то время Лигу Наций со штаб-квартирой в Женеве.   

В начале ХХ века социалисты осознавали угрозу войны. На нескольких конгрессах Социалистического Интернационала (в Штутгарте в 1907, Копенгагене в 1910, Базеле в 1912 годах) они выступили с антивоенными заявлениями. Бороться с угрозой войны  они предполагали, главным образом, парламентскими методами и с помощью забастовок, включая всеобщую стачку. Но, как вы знаете, в решающие дни лета 1914 года все они нашли предлоги для того, чтобы поддержать военную политику своих собственных стран. Обычным аргументом, который они использовали, было утверждение, что их собственная страна более прогрессивна, чем вражеская. Вооруженные пролетарии Франции и Англии должны были помочь германским рабочим скинуть Кайзера, а германские рабочие должны были помочь своим российским товарищам свергнуть самодержавие. Единственным исключением была Россия, где обе социал-демократические партии выступили против войны, и лозунг мира впоследствии послужил одним из оправданий вооруженного восстания в октябре 1917 года.         

Одной из причин капитуляции социалистов в 1914 году могла быть боязнь рабочих потерять работу. В то время экономические кризисы повторялись каждые десять лет, и люди, терявшие работу, обрекались на нищету. Строительство же армий и флотов было своего рода антикризисной мерой. Поэтому многие рабочие могли соглашаться с вооружением своих стран. Для мелкобуржуазных масс война была еще и приключением, помогающим вырваться из скуки обыденной жизни в мастерских и на фермах. Как вы, наверное, знаете, когда после убийства Франца Фердинанда в Сараево массы вышли на улицы Вены, Троцкий посчитал, что они движимы теми же настроениями, что и массы,  участвовавшие в 1905 году в демонстрациях против царизма.

Таковы были настроения масс в начале Первой мировой войны. А что же было теоретической основой для деятельности социалистов того времени, в частности их антивоенной позиции? Важная дискуссия шла тогда вокруг экономических теорий Розы Люксембург. В своей книге «Накопление капитала» она пришла к выводу, что в обществе, состоящем из наемных рабочих и капиталистов, производство не могло бы расширяться, так как некому было бы продавать производимый излишек товаров. Прибавочный продукт, утверждала она, можно реализовать только за счет преобразования обществ, не имеющих товарного производства, в общества товаропроизводящие, а обществ с простым товарным производством - в общества с капиталистическим товарным производством. Для подтверждения этой теории Роза Люксембург использовала пример Египта, где бедные крестьяне были вынуждены сажать хлопок, когда в Америке в результате Гражданской войны было отменено рабство, и производство хлопка там стало неприбыльным. 

Против ее теорий выступило большинство марксистов того времени. Тем не менее, где бы я не был - в Европе, Соединенных Штатах или Марокко, я наблюдал в точности ту же самую картину, что нарисовала Роза Люксембург. Недавно это было впечатляюще продемонстрировано в австралийском фильме «Давайте делать деньги». Некоторые его эпизоды выглядят как современные иллюстрации к книге Люксембург. Так, в фильме рассказывается о производстве хлопка в Буркина-Фасо. В этой африканской стране инвесторы под разными предлогами отобрали почти всю землю у местных крестьян, которые до того производили на ней продовольствие для собственного потребления. В результате люди, лишенные возможности обеспечить свое пропитание собственными продуктами, были вынуждены работать на хлопковых полях за минимальную заработную плату, а инвесторам в Европе или Соединенных Штатах шли огромные прибыли. 

В фильме приводится еще несколько подобных примеров – добыча золота в Гане, производство электроприборов, промышленной тары и компьютеров в Индии. Во всех этих примерах выбор места для создания новой отрасли определялся возможностью получения максимальной прибыли. Прибыль идет в карманы инвесторов и агентств, помогающим им вывести прибыли из-под налогообложения – в том числе тех, что расположены в Швейцарии. Создатели фильма считают, что организовать экономику на других принципах можно было бы и без уничтожения капитализма как такового. Капиталисты, полагают они, могли бы стать более благоразумными, попытаться помочь людям, занятым в новых прибыльных отраслях и борющимся за достойную заработную плату, и свою роль в этом способны сыграть т.н. микро-кредиты – кредиты, призванные дать людям их долю производимого в условиях этой тяжелейшей эксплуатации.    

Вывод Люксембург, однако, другой. По ее мнению, неспособность капитализма абсорбировать новых наемных работников, высвобождающихся в результате разрушения натурального хозяйства и простого товарного производства, ведет к  возникновению экономических кризисов нового типа. Эти кризисы неизбежно будут связаны с долговременными трудностями в сфере распределения, товарообмена и организации коммерческих отношений, включая производство денег (в конечном счете, золота). Лишь на какое-то время «спасти» капитализм может военное производство, ибо вооружения непроизводительны, а, следовательно, с экономической точки зрения, должны рассматриваться как потребительские товары. Поэтому, в отличие от создателей фильма, Люксембург считала, что до тех пор, как рабочий класс не завоюет власть и не преобразует экономику, войн избежать невозможно.     

Как ни странно, военное производство вовсе не упомянуто в фильме. А ведь сегодня все больше денег «делается» именно на вооружениях, включая ядерное оружие и атомные подводные лодки.  

Здесь я подхожу к самой важной части моего выступления. Производство вооружений в мире непрерывно растет. Америка, кажется, лидирует в этой сфере, но и Китай тоже очень быстро наращивает военную мощь. Швейцария производит сейчас больше вооружений, чем несколько лет назад. Насколько мне известно, значительная их часть экспортируется в Пакистан. Кроме того, все более очевидным становится тот факт, что невозможно отделить использование атомной энергии в мирных целях от ее военного применения. Происходящие время от времени «утечки» из кабинетов власти проливают свет на эту реальность. Приведу пример из швейцарского опыта, а именно - скандал вокруг семьи, занимающейся разработкой вакуумных технологий. Эти технологии  используются в том числе и в атомных реакторах. Указанная семья (отец и два сына), как сообщается, передала информацию о ядерных боеголовках (и /или торпедах) из Пакистана в Ливию. О сделке каким-то образом стало известно США, и те потребовали от правительства Швейцарии изъять у семьи и уничтожить соответствующую техническую документацию. Поскольку информация об этом деле проникла в СМИ, швейцарское правительство проявило уступчивость. Это только один пример, указывающий на невозможность отделить друг от друга «мирный атом» и ядерное оружие.     

Кроме гонки вооружений, в мире происходят политические конфликты, свидетельствующие о непрекращающейся борьбе за природные ресурсы, новые рынки и стратегически важные регионы. Так, недавно мы стали свидетелями войны между Россией и Грузией за контроль над рядом кавказских территорий – конфликта, в который неожиданно оказались вовлечены США. Кроме того, по всему миру идет борьба за нефть и уран. Все это очень похоже на то, что происходило накануне Первой мировой войны. В то время наиболее конфликтогенной зоной были Балканы, и политическое убийство в Сараево стало поводом для начала мировой войны.  

Бывшая Югославия и сейчас остается очагом международной напряженности, но в целом геостратегическая ситуация изменилась. В результате появления нового поколения субмарин, способных длительное время находится под водой, растущее значение приобретают океаны и Северное море. Этот факт обычно скрыт от глаз общественности, и только аварии приоткрывают картину происходящего. Упомянем здесь столкновение французской и британской субмарин, а также катастрофу на подводной лодке «Курск». Подобные инциденты обычно быстро забываются большинством людей. Как следствие, не существует массового движения, которое противостояло бы этим, угрожающим хрупкому миру, тенденциям.        

Осознание угрозы войны сегодня, вероятно, ниже, чем оно было в 1912 году на чрезвычайном конгрессе Социалистического Интернационала в Базеле. С другой стороны, информированность о разрушительной мощи ядерных бомб среди населения очень высока. Возможно, это достаточно сильный фактор, чтобы удержать правительства от развязывания крупномасштабной войны, межгосударственные конфликты примут в таком случае форму взаимного шантажа. Мы должны как можно шире информировать общественность об этих угрозах. Свой вклад в предотвращение войны могут внести неправительственные организации, вроде ассоциации «Врачи за предотвращение ядерной войны», и конференции историков, показывающие аналогии между различными международными ситуациями.  

С гордостью сообщаю вам, что в моем родном Базеле состоятся два мероприятия ученых с целью предупредить широкую общественность об опасностях, угрожающих миру. В конце августа 2010 года пройдет международный конгресс общества «Врачи мира за предотвращение ядерной войны», а в 2012 году на мероприятие, посвященное столетию Базельского Конгресса Социалистического Интернационала, соберутся историки. Мы надеемся, что нас услышат не только члены ассоциаций, организующих эти мероприятия, но и самая широкая аудитория.